Японский туалет. Мари-Франсуа Фермен-Жерар. 1873 г.

Многие исследователи признают "японизм" одним из ключевых влияний в развитии импрессионизма и постимпрессионизма.  Практически у каждого художника конца 19-го начала 20-го века была своя история, связанная с японским искусством. Но, если посмотреть на отдельные течения в живописи этих лет в целом, то можно выделить общие моменты, которые были заимствованы. Единство философии японской живописи и импрессионизма открывается уже при попытке проанализировать смысл названий.  Японские гравюры  "укиё-э" - это "картины плывущего, переменчивого мира", что перекликается со значением слова impressionnisme, от impression — впечатление. И те и другие художники пытались уловить момент и передать сиюминутное впечатление. 

 ...японские художники подтверждают мою  уверенность  в  правильности  нашего зрительного восприятия".

Камиль Писсаро.

Художники импрессионисты и постимпресионисты заимствовали из японских гравюр новые для себя и порой скандальные сюжеты. Гравюры "укиё-э" были искусством третьего, низшего в японском обществе 17-го -18-го веков, сословия. Сюжеты для живописи отражали интересы простых обывателей - представителей этого сословия. Темы жизни куртизанок, "веселых" кварталов,  женщин за туалетом, процессов причесывания и купания, сцен театральной жизни были с энтузиазмом приняты западными художниками. Причем, если эти  сюжеты были привычны для японского искусства и быта, то  в Европе во второй половине 19-го века они стали революционными.

Слева - В ванной. Кацусика Хокусай. 1800-е гг. 56.2×42.1 см. Гравюра, дерево. Британский музей, Лондон. Справа - Ванна. Эдгар Дега. 1886 г. 60×83 см. Пастель, картон. Музей д’Орсе, Париж.
Слева - Китагава Утамаро. Цветная гравюра из серии "Двенадцать видов женских ремесел" - Ками-юй (Парикмахерская). Справа - Женщину причесывают. Эдгар Дега. 1895 г. 74х60см. Metropolitan Museum of Art, New York City.
Слева - Туалет. Фредерик Базиль. 1870 г. 132×127 см. Масло, холст. Музей Фабра, Монпелье. Справа - Причесывающаяся девушка. Пьер Огюст Ренуар. 1894 г. 53×44 см. Масло, холст. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Основными мотивами среди природных в японском искусстве были мост, волна и скалы в море. Нельзя сказать, что в Европе до японцев скалы в море вообще не писали, но, если внимательно изучить срез художественных произведений этого временного периода, то зависимость становится очевидной.

Мост

Мост в Морэ летом. Альфред Сислей. 1888 г. 55×73 см. Масло, холст. Галерея Аквавелла, Нью-Йорк.
Мост в Аржантее. Альфред Сислей. 1872 г. 38×60 см. Масло, холст. Собрание Итлсона, Нью-Йорк.
Мост Чаринг-Кросс, пасмурная погода. Клод Моне. 1900 г. 60.6×91.5 см. Масло, холст.

Волна

Море в Фекампе. Клод Моне. 1881 г. 65×80 см. Масло, холст. Частная коллекция.
Рыбацкие лодки на побережье в Этрета. Клод Моне. 1884 г. 73×100 см. Масло, холст. Собрание миссис Эдвард Халтон, Лондон.

Скалы в море

Маннпорт, прилив. Клод Моне. 1886 г. 65×81 см. Масло, холст. Частная коллекция.
Скалы в Гернси. Пьер Огюст Ренуар. 29×54.5 см. Масло, холст. Тейт Британия, Лондон.
Сторрс-рок, Дамская бухта, вечер. Альфред Сислей. 1897 г. 65.5×81.5 см. Масло, холст. Национальный музей Уэльса, Кардифф.

Следом за скалами ирисы, хризантемы и пионы из произведений японских мастеров перекочевывают на полотна французских художников.

Ирисы

Слева - Ирисы и луговая цикада. Кацусика Хокусай. 1832 г. 26.5×38.2 см. Гравюра, Дерево. Частная коллекция. Справа - Розово-лиловые ирисы. Клод Моне. 1910-е гг. 200.5×100.5 см. Масло, холст. Частная коллекция.
Слева - Ирисы в вазе. Винсент Ван Гог. 1890 г. Холст, масло. 73.7 x 92.1 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США. Справа - Дикие утки на воде и ирисы. Утагава Хиросигэ. 1830-е гг. 11.5×17.2 см. Ксилография, бумага. Музей изящных искусств, Бостон.

Хризантемы

Слева - Хризантемы. Кэсай Эйсен. 1830 г. По центру - Хризантемы. Клод Моне. 1897 г. 81×100 см. Масло, холст. Справа - Ваза с хризантемами. Клод Моне. 1882 г.

Импрессионисты переняли немало технических и композиционных  приемов у японской цветной ксилографии. Западные художники позаимствовали у Востока локальные и чистые цвета, плоскую манеру письма, подчеркнутые контуры и причудливо изогнутые линии. В композиции популярным стало изображение отдельно стоящего, как бы «обрезанного» рамкой картины объекта на первом плане  или помещение фигуры человека на переднем плане полотна. Широкое распространение получили асимметричное построение картины и экстремально углублённые вдаль диагонали, а также «зарешеченность» картины при помощи деревьев, необычно вытянутые горизонтальные и вертикальные форматы картины.

"Зарешеченность"

Слева - Кот-де-Бёф близ Понтуаза. Камиль Писсаро. 1877 г. 114.9×87.6 см. Масло, холст.Национальная галерея, Лондон. Справа - Ходогая на Токайдо. Кацусика Хокусай. 1832 г. 25.2×37.5 см. Гравюра, дерево. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.
Слева - Тополя. Клод Моне. 1891 г. 116.2×72.2 см. Масло, холст. Справа - Дома в Морэ-Сюр-Луан. Альфред Сислей. 1872 г. Масло, холст.

Предмет, обрезанный рамкой картины

Слева - Иль-де-ла-Лож. Паводок. Альфред Сислей. 1872 г. 61×46 см. Масло, холст. Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген. Справа - Алые листья кленов в Мама, святилище Тэкона и мост Цуги. Серия "100 знаменитых видов Эдо". Утагава Хиросигэ. 1857 г. 36.2×25 см. Ксилография, бумага. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.
Слева - Зима в Монфуко (Эффект снега). Камиль Писсаро. 1875 г. Масло, холст. Художественный музей, Ямагата. Справа - Берег Сены осенью. Альфред Сислей. 1879 г. 46×65 см. Масло, холст. Штеделевский художественный институт, Франкфурт-на-Майне.

Серийность

Одной из форм проявления японизма можно считать появление в творчестве Клода Моне и Поля Сезанна серий картин. У Моне это: "Стоги сена", 50 видов картины "Руанский собор", 18 видов картины "Японский мостик" и "Водяные лилии". У Сезанна многочисленные виды "Горы Сент-Виктуар". Именно серийность работ позволила художникам приблизится к своей основной идее и уловить одномоментные изменения в природе: малейшие колебания атмосферы, игру солнечного света в каплях воды, тончайшие эффекты инея,  только что выпавшего снега, росы и лунного сияния. Исследователи усматривают сходство между циклом "36 видов горы Фудзи" Хокусая  и серией "Руанский собор" Моне, а также проводят параллель между " Водопадами" японского мастера и "Стогами сена" французского художника.

Слева - Победный ветер. Ясный день. По центру - Река Тама в Бусю. Справа - Местность Умэдзава в Сосю. Кацусика Хокусай.
Слева - Руанский собор, эффект солнечного света. 1894, 100.6×66 см. Масло, холст. Музей изящных искусств, Бостон. Справа - Руанский собор, главный вход и Тур д'Альбан на рассвете. 1894, 106.1×73.9 см. Масло, холст. Музей изящных искусств, Бостон. Клод Моне.
Водопады. Кацусика Хокусай.
Слева - Водопад в провинции Мино. 1832, 37.1×26 см. Гравюра, дерево. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Справа - Водопад Амида-га-таки. 1833, 36.8×25.4 см. Гравюра, дерево. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Кацусика Хокусай.
Стога сена, Клод Моне.
Слева - Стога сена утром. Эффект снега. 1891, 65×100 см. Масло, холст. Музей Гетти, Лос-Анджелес. По центру - Стога сена в конце лета. Утренний эффект. 1891г. 60х100см. Холст, масло. Музей Де'Орсе, Париж. Справа - Стога сена в солнечном свете, эффект утра. 1891, 65×100 см. Масло, холст. Частная коллекция. Клод Моне.
Поль Сезанн. Гора Сент-Виктуар.
Слева - Гора Сент-Виктуар (Гора святой Виктории). 1904, 70×92 см. Масло, холст. Художественный музей Филадельфии, Филадельфия. По центру - Вид на гору Сент-Виктуар (Святой Виктории) с Лов. 1904, 74×82 см. Масло, холст. Базельский художественный музей, Базель. Справа - Гора Сент-Виктуар и замок Нуар (Гора святой Виктории и замок Нуар). 1905, 65×81 см. Акварель, бумага. Художественный музей Бриджстоун, Токио. Поль Сезанн.

Среди произведений, возникших под японским влиянием, особняком стоит очаровательная и трогательная серия цветных литографий «36 видов Эйфелевой башни», выполненная в 1902 году французским художником и гравером Анри Ривьером, которая отсылает нас напрямую к циклу "36 видов горы Фудзи" Хокусая. Только в центре гравюр Ривьера не природное чудо, а творение рук человека. Это очаровательная и трогательная серия. С тех пор как Эйфелева башня стала символом Парижа, многие художники изображали ее на своих картинах, экспериментируя с ракурсами и техниками, и, казалось, придумать что-то оригинальное уже невозможно. Но Анри Ривьеру это удалось. На его гравюрах она появляется то в центре, то с краю, то едва заметной вдали. Но везде она олицетворяет собой Париж, а обыденная жизнь большого города становится на ее фоне чудесной и загадочной.

3 из 36-ти видов Эйфелевой башни. 1902 г. Анри Ривьер.

И, наконец, влияние японского искусства проявляется в широком использовании в картинах японской атрибутики: девушки в кимоно, с веерами и зонтиками, портреты и натюрморты на фоне японских гравюр, японская керамика и ширмы в обстановке комнат. Так безусловным  символом "живописной Японии" во Франции становится «Портрет мадам Моне в японском костюме», написанный Клодом Моне в 1876 году. Без упоминания этого портрета не обходится ни одно научное исследование о "японизме". Кроме японских аксессуаров картина примечательна ярким  и гармоничным сочетанием красок, а также позой модели, отсылающей нас к образу японских танцовщиц.

Японка (Камилла Моне в японском костюме). 1876 г. Масло, холст. Музей изящных искусств Бостона. Клод Моне.

Воздействие восточного искусства не ограничивается импрессионизмом. Так японские гравюры, наряду, конечно, с витражами и перегородчатыми эмалями, практически легли в основу такого течения как клуазонизм. Эта живописная техника, разработанная Эмилем Бернаром и Луи Анкетеном, в свою очередь стала основой для символизма Поля Гогена, который перенял у японских мастеров контурный рисунок, яркие локальные  цвета,  отсутствие перспективы,  декоративный характер криволинейных  мотивов и диагональную  композицию.

Ареареа (Озорная шутка). 1892 г. 75×94 см. Масло, холст. Музей д’Орсе, Париж. Поль Гоген.
Уборка сена в Бретани. 1890 г. 74.3×93.6 см. Масло, холст. Частная коллекция. Поль Гоген.
Старые девы бредут по зимнему саду в Арле. 1888 г. , 73×92 см. Масло, холст. Чикагский институт искусств, Чикаго. Поль Гоген.

Есть у него и прямые цитаты из японской графики, например, фигуры  борющихся Иакова и ангела для картины "Видение после проповеди" взяты с гравюр Хокусая.

Видение после проповеди, или Борьба Иакова с ангелом. 1888 г. 73×92 см. Масло, холст. Национальная галерея Шотландии, Эдинбург. Поль Гоген.

Некоторые искусствоведы усматривают след японского влияния даже в пуантилизме. Так в архиве Поля Синьяка был найден набросок японского мотива, возможно, для кимоно, линейный орнамент которого,  по их мнению, вполне мог служить образцом фона для знаменитого "Портрета Феликса Фенеона".

Портрет Феликса Фенеона. 1890 г. 73.5×92.5 см. Масло, холст. Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк. Поль Синьяк.

Значительное воздействие оказала японская графика и на Анри де Тулуз-Лотрека.  В своем творчестве он активно разрабатывал японские сюжеты, изображая жизнь проституток и сцены женского туалета. Являясь художником графиком и работая в жанре книжной гравюры и рекламного плаката, Тулуз-Лотрек  перенял немало технических приемов, характерных для восточной традиции. Контурный рисунок и в плоская манера письма больше всего заметны в его афишах. 

Джейн Аврил в Жарден де Пари, постер. 1893 г. 125×92 см. Литография, карандаш, бумага. Частная коллекция, Швейцария. Анри де Тулуз Лотрек.

Художнику не трудно было проникнуться духом Востока - мода на все японское была настолько сильна, что на Монмартре было даже открыто кабаре «Японский диван», где официантки облачались в кимоно. Хозяин кабаре часто заказывал Тулуз-Лотреку афиши для вечерних концертов. 

Афиша "Японский диван". 1893 г. 80.8×60.8 см. Литография, бумага. Музей Тулуз-Лотрека, Альби. Анри де тулуз Лотрек.

Как и японцам, ему свойственна была серийность. В духе гравюр, сделанных японцем Утамаро, изображавшем куртизанок, Тулуз-Лотрек  создает альбом из 11-ти листов, представляющих повседневную жизнь проституток под название "Они". Кроме этого он выпускает еще три важные серии "Кафе-концерт", "Старые истории" и серию гравюр, посвященную певице Иветт Гильбер. 

Фронтиспис альбома литографий ʺОниʺ. 1896 г. 51.9×40.1 см. Литография, бумага. Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк. Анри де Тулуз Лотрек.

Монограмма, которой Тулуз-Лотрек подписывал свои картины, имитирует японские иероглифы. Кстати, подобными подписями пользовались и другие художники того времени, например, Уистлер и Морис Дени.

По мере распространения "японской лихорадки"  поэтичный образ "живописной Японии", созданный великими художниками постепенно вульгаризировался. Японская атрибутика прочно вошла в жизнь сначала художественной элиты, а потом и каждого обывателя.  Известна фотография Анри де Тулуз-Лорека в японском кимоно с веером и японской куклой в руке. 

"Японизм" приобрел характер массовости. Он проник в открытки и бульварные романы. В Париже появлялись кафе и вечеринки в японском стиле. Таким был пик моды на все японское, который закономерно уже предвещал , что скоро "эпидемия" пойдет на спад.

 

За пределами Франции "японизм" существенно повлиял на Густава Климта в Австрии. Он собрал крупную коллекцию японских кимоно и занавесных тканей японского театра "но", орнаменты с которых художник перерабатывал и включал в декоративные композиции своих полотен. В Англии самым  главным пропагандистом японского искусства был Джеймс Уистлер.

Слева - Танцовщица (ранее Риа Мунк II). 1916 г. 180×90 см. Масло, холст. Частная коллекция, Нью-Йорк. Справа - Девушка с веером. 1917 г. 100×100 см. Масло, холст. Частная коллекция. Густав Климт.

А за пределами импрессионизма и постимпрессионизма восточное искусство во многом предопределило возникновение модерна, основоположником которого в  австрийской живописи был все тот же Густав Климт. Некоторые исследователи считают, что ар нуво вообще нельзя понять вне контекста "японизма". Достаточно вспомнить Самуэля Бинга, который продавал французским художникам японские гравюры. Потому что он же открыл в 1895 году магазин «Art Nouveau». Магазин  был вскоре закрыт и не принес владельцу прибыли, но он стал отправной точкой в развитии нового течения в искусстве и дал ему название.


Мир причудливых форм ар нуво питали архитектура, прикладное искусство и неповторимая по тонкости графика Японии. Растительные орнаменты, изогнутые линии стеблей, цветов, водорослей, водяных лилий, пресмыкающиеся и насекомые - все это пришло в ар нуво из японского искусства. "Японское начало" в декоративно-прикладных изделиях проявлялось в ассиметричной композиции и во внимании к фактуре, выражающемся  в сопоставлении блестящего и гладкого, матового и пористого.


В Россию увлечение японским искусством пришло с запада как еще одна европейская мода и, конечно,  с некоторым опозданием.  На рубеже веков три художника - Игорь Грабарь, Мстислав Добужинский и Сергей Щербатов побывали в Германии и открыли для самих себя, а потом и для всей России японскую цветную гравюру на дереве, давно покорившую Европу. Японским искусством восхищались Николай Рерих, Владимир Маковский, а сходство гравюр Хокусая и иллюстраций Ивана Билибина не оставляет ни малейшего сомнения.

 

Волна, Бочка по морю плывет, Кацусика Хокусай, Иван Билибин.
Слева - Большая волна в Канагаве. 1832 г. 25.7×37.9 см. Чернила, бумага. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Кацусика Хокусай. Справа - "Бочка по морю плывет…" Иллюстрация к "Сказке о царе Салтане" А. С. Пушкина. 1905 г. Иван Билибин.

Зародившись как развлекательное, японское искусство оказало огромное влияние на западное общество, стало катализатором развития новых художественных стилей и предопределило дальнейшее развитие искусства европейского. Возможно поэтому "японизм" не перестает волновать историков искусства современности по всему миру и доказательство тому - очередная, прошедшая в 2015 году в Кунстхаусе в Мюнхене выставка "Моне, Гоген Ван Гог... Вдохновение Японией". На ней были собраны 250 картин, гравюр и эстампов и сделан упор на пиковый период всеобщего увлечения японским искусством во Франции с 1860 по 1910 год.


Но не стоит забывать, что Япония, которую европейцы творили в своем новом искусстве, далека от реальности. Это так называемый "японский миф" о красочной "живописной Японии". Скорее всего, французские художники были бы разочарованы, окажись они в Японии тех лет. Но никто из них не видел настоящей Японии и сравнивать им было не с чем. Западные художники воспринимали и изображали Японию такой, какой они хотели ее видеть. Но и японские живописцы во многом приукрашали действительность - и лица женщин , и жилища, и ландшафт, стараясь тем самым облагородить жизнь и исправить ее.

 


Яндекс.Метрика